В Чехии предполагается умение читать на всех европейских языках и существует правило «Фамилии и названия на производных латиницы не переводятся». У большинства европейцев используется латинский алфавит с собственной диакритикой (буквами с дополнительными символами, напр. «ĉ», «ї», «ø», у каждого языка они свои), поэтому чехи везде используют оригинальную запись названий, имен, не переписывают их в соответствие с правилами чешской фонетики. Никто не превращает английский «Cambridge» в чешский «Kambridže, — хотя «Cambridge» читаться по-чешски должен как «Цамбриджэ». То же с фамилиями — голландец Huygens имеет в чешских текстах оригинальную фамилию, транскрипцию и читается как «Хайгенс», хотя по-чешски это должно быть «Хуйгенс».

К примеру, на обложке аудиокниги «Код да Винчи» за авторством Дена Брауна фамилия указана в оригинале («Dan Brown»), хотя по-чешски следовало бы писать «Den Braun».

brown

При чтении зарубежных фамилий требуется произносить их с максимальным приближением к фонетике оригинального языка, угадывать происхождение фамилий (а слушатель при этом однозначно может определить, из какой страны данный человек). Вплоть до того, что нужно использовать звуки, отсутствующие в чешском и читать буквы, которых нет в чешском алфавите. Не стоит удивляться наличию в чешских текстах фамилий, названий с умляутами — «Müller», к примеру.

Вообще очень чешское предложение: «Grünenfelder, Brå a Mathieu šli na procházku». И немецкая фамилия читается по-немецки, норвежская — по-норвежски, французская — по-французски, а прочие слова — по-чешски. И писать надо умляуты, хотя в чешском алфавите их нет. Можно сломать язык, но точность использования фамилий, названий компаний поражает — никогда «Grünenfelder» не превратится в «Grunenfjelder», «Grjunenfelder», «Grunenfělder» или десяток других похожих вариантов. Всегда можно будет определить, где один и тот же человек, а где даже не его однофамильцы.

То же с названиями компаний — «Gösser» остается «Gösser», «Coca-Cola» — «Coca-Cola» («Кока-кола», хотя по правилам чешской фонетики должна читаться как «Цоца-цола»).

Из языков с алфамитами, резко отличными от латинского, фамилии и названия заимствуются с переводом в чешский или английский алфавиты. Писать «Волков» все же придется как «Volkov». Т.к. кириллица для европейцев выглядит как китайский алфавит для русских. И называют кириллический алфавит «azbuka», а латинские (т.е. все европейские за исключением греческого) — как «abeceda».

Мне приходится порой сталкиваться с задачами переводоведения и использование зарубежных названий в русском языке очень сложно, затруднено использование зарубежных источников при разработке русскоязычного материала. К примеру, в русском языке уже устоялось название Poděbrady как «Подебради». Почти все карты, словари используют это ошибочное название. Хотя они никакие не «Подебради» — по-чешски тогда бы писалось Poděbradi, а не Poděbrady (должна быть твердая «д», а не мягкая). Из подобных проблем с транслитерацией вытекает огромное количество коллизий в журналах, газетах и даже научной литературе. Каждое издание делает переводы на свой лад и невозможно понять, где одна и та же компания, человек, а где — нет. В СССР пытались все переписывать в кириллицу, даже зарубежным ученым, работавшим в СССР, давали русские имена — легким движением советской руки на склоне лет Мориц Герман фон Якоби орусел до Бориса Семеновича Якоби. Говоря прямо — человеку полностью изменяли имя и чтобы на одного человека найти материалы, нужно было использовать несколько имен. А из-за этого и возникали ошибки использования данных о другом человеке — исследователям казалось, что фамилии схожи и поэтому, наверное, являются одной и той же.

В чешском языке есть буквы «q», «w» и «x», использующиеся вообще только для заимствованных слов. К примеру, «exhumace» («эксгумация»), «exosféra» («экзосфера»), «whisky» («виски»), «wattový» («ваттный»). Ни одно слово чешского происхождения не может иметь этих букв, хотя до реформ середины 19 века и в чешском была «w», ныне являющаяся сигналом о принадлежности текста к польскому, т.к. в чешском один и тот же звук «в» звук обозначается буквой «v», а в польском — «w». Вообще по мере изучения чешского русскоязычные студенты невольно начинают понимать огромное количество славянских языков — от украинского, белорусского и польского до хорватского и сербского.

На мой взгляд, вопрос заимствований в чешском решен очень элегантно и интернационально. Людей учат читать на многих иностранных языках и хотя бы немного понимать полдесятка языков — в силу постоянных перемещений по Европе этот навык полезен. Хотя поначалу, конечно, очень сложно.