Намедни я задумался о том, что в русскоязычной среде очень редко обсуждаются вопросы становления современного чешского общества. В вопросах и культуры, и экономики, и демографии, и попросту имущества населения. Мало кто в СНГ себе представляет это, но основной костяк нынешнего чешского среднего класса — потомки благородных чешских родов, промышленников и прочей интеллигенции. Они сколотили порой многомиллиардные состояния в результате возврата (т.н. реституции) домов, земель и лесов, что были отобраны у их предков коммунистами в 1948 году.

Одним из наиболее известных представителей подобных родов является Ка́рел Шва́рценберг (чеш. Karel Schwarzenberg), князь Шварценберг, герцог Крумловский, ландграф Клеттгау, граф Зульц. Родился он в 1937 году в Праге, но после коммунистического переворота 1948 года и национализации всего имущества его семья была вынуждена эмигрировать в Австрию. Особое внимание заслуживает то, что имущество данной ветви рода было национализировано по отдельному закону, т.н. Lex Schwarzenberg, 143/1947 Sb. Вернулся на родину Шварценберг лишь после Бархатной революции 1989 года, причем уже как наследник имущества другой ветви рода в Австрии. Князь занял пост управляющего делами первого президента Чехии, Вацлава Гавла, затем среди прочего дважды был министром иностранных дел, а на последних выборах во втором туре президентских выборов соревновался с Милошем Земанем, но тот с небольшим перевесом все же победил. Роду Шварценбергов среди прочего были возвращены замки Орлик, Чимелице, Седлец, а также Дворец Шварценбергов по Воршилской улице в Праге.

Не менее известным примером является и сам первый президент, Вацлава Гавла (чеш. Václav Havel). Он родился в Праге в семье предпринимателя и интеллектуала Вацлава М. Гавла, был внуком дипломата и строителя дворца «Люцерна» на Вацлавской площади. Отцу и дяде будущего президента и ученика элитного пансиона в Подебрадах (он располагался в замке, ныне в нем UJOP Подебрады) принадлежала гигантская играющая поныне огромную роль в мировой киноиндустрии студия «Баррандов». Как я писал ранее, в Чехии очень развита киноиндустрия: «Хроники Нарнии», «Миссия Невыполнима», «Иллюзионист» и многие другие снимаются в Чехии. После падения коммунистического режима семье Гавла удалось вернуть принадлежавшее им ранее огромное имущество, оценки его размера доходят до 150 млн крон.

Благодаря реституции имущество было возвращено десяткам тысяч людей, причем государство само выделяет спорные объекты из кадастра, земельных фондов, а нередко даже вызывает наследников для вступления в права собственности. Это могут быть и огромные владения, дворцы, и крошечные клочки земли. Вас не должно удивлять, что порой типичная простая чешская бабушка может владеть недвижимостью за сотни миллионов, а то и миллиарды крон. Я лично знаю ряд случаев, когда на людей внезапно сваливались фактически забытые квартиры родителей в центре Праги, особняки или компенсации за отобранные коммунистами фирмы.

Исторический экскурс

Имущественные права на территории Чехии за последние 100 лет неоднократно кардинально пересматривались, поэтому я вкратце изложу главные вехи.

Немецкая оккупация (1939 год)

Под предлогом спасения немецких братьев от чехословацкого гнета Гитлер в 1939 году оккупировал не только Судеты, но и всю Чехословакию. В результаты к Третьему рейху была присоединена Богемия и Моравия как Протекторат Богемии и Моравии (чеш. Protektorát Čechy a Morava), а на территории Словакии образовано отдельное условно-независимое государство.

Третий рейх заявлял о том, что Чехословакия является искусственно образованным государством, представляющим собой очаг нестабильности в сердце Европы, а потому немецкий контроль рассматривался фашистской пропагандой как мирное и необходимое действие.

Третий рейх принес с собой политику антисемитизма и борьбы с врагами тоталитарного режима: в кратчайшие сроки евреи были лишены многих гражданских прав, а их имущество было передано рейху. Кроме того, национализировались земли, квартиры и дома всех людей, которые бежали от оккупации за рубеж, представляли опасность для режима и т.д.

Освобождение Чехословакии (1945 год)

В мае 1945 года Германия капитулировала и Чехословакия вновь обрела независимость, была образована т.н. Третья республика. Примечательно, что Чехословакия стала единственной страной-победителем, которая в 1945 году потеряла часть своей территории: к УССР было присоединено Закарпатье с центром в Ужгороде.

Уже в 1940-1945 годах чехословацкое правительство в изгнании во главе с президентом Эдвардом Бенешем разработало т.н. Декреты Бенеша. Они определяли послевоенное устройство Чехословакии, по ним среди прочего все немецкое население страны (а это около трети населения, 3 млн человек) должно быть лишено имущества и депортировано в Германию и Австрию. Вопрос допустимости коллективной ответственности всего немецкого населения Чехословакии за сотрудничества с немцами остается дискутабельным поныне. Было также конфисковано имущество всех лиц, которые были уличены в сотрудничестве с нацистами.

Невозврат немцам оставался принципиальным для Чехии, т.к. его решение вызвало бы коллапс экономики: немцы составляли треть довоенного населения страны. В результате защиты экономики от имущественных притязаний своих бывших немецких граждан Чехия стала последней страной ЕС, ратифицировавшей Лиссабонский договор (играет роль Конституции ЕС). Она подписала договор только после внесения всех необходимых ей поправок, а спустя несколько лет после этого союз судетских немцев исключил из целей своей организации вопрос возврата конфискованного имущества.

Коммунистический переворот (1948 год)

После войны страну накрыла волна новой расстановки политических сил в регионе, в первую очередь следует отметить огромное влияние коммунистических стран в освобожденных странах Восточной Европы. Основная политическая сила довоенной Чехословакии, Аграрная партия, была запрещена, в то время как Коммунистическая партия стала лидером, на выборах 1946 года при активной поддержке СССР она получила 40,16% голосов.

Несмотря на численное преимущество над остальными отдельно взятыми партиями, Коммунистическая партия была слаба, т.к. фактически не сотрудничала с демократическими партиями. Из раза в раз руководство партии направляло в Москву просьбы о поддержке, лишь в январе 1948 года они были услышаны: в Прагу был направлен поезд с бригадой КГБ особого назначения во главе с известным советским шпионом и убийцей многих диссидентов, Павлом Судоплатовым. Бригада состояла из 400 членов КГБ в гражданском, их задачей стояла поддержка чехословацких коммунистов и личная охрана лидера Коммунистической партии, Клемента Готтвальда (чеш. Klement Gottwald). Судоплатов был уполномочен министром иностранных дел СССР Молотовым на организацию секретной встречи с президентом Бенешем, на которой СССР хотел шантажировать президента для передачи Готтвальду власти в стране. В случае несогласия СССР угрожал распространить компромат и клевету на президента.

К февралю 1948 года пост министра внутренних дел оказался в руках коммунистов, в результате которых в рядах МВД начались идеологические чистки, активно привлекались сотрудники органов из СССР. Против данных действий коммунистов выступили демократические партии, отозвали своих министров, надеясь на роспуск и новые выборы, но Социал-демократическая партия и 2 беспартийных министра остались в правительстве во главе с Готтвальдом. Таким образом, правительство не было распущено, а премьер-министр потребовал у президента мандат на замещение выбывших министров новыми. В последующие дни при невыясненных обстоятельствах был убит министр иностранных дел Ян Масарик (чеш. Jan Masaryk), было сформировано новое, чистокровное коммунистическое правительство. В мае президент Эдвард Бенеш отказался подписать подготовленную коммунистами новую Конституцию Чехословакии, которая запрещала все демократические партии в стране, но уже спустя месяц отказался от своего поста в пользу Готтвальда, в сентябре скоропостижно умер.

После «Победного февраля» (чеш. Vítězný únor), как события того периода именовала пропаганда все последующие 40 лет, в Чехословакии в полный рост встало коммунистическое движение с присущим ему «Отнять и поделить». Такого размаха национализации страна не видела даже во время войны, а хватке Службы государственной безопасности (чеш. StB) могло позавидовать Гестапо: имущество отнимали у всех кулаков, промышленников, буржуазии. Обладателей домов и квартир по щелчку пальцев выбрасывали из их домов, а детям из буржуазных семей были закрыты двери во многие школы и вузы. В лучшем случае хозяевам оставляли возможность проживания в подсобных помещениях или подвалах, в то время как на основных этажах располагались все новые отделения StB, коммуналки и просто квартиры деятелей Коммунистической партии.

В стране проходили многочисленные идеологические чистки, среди примеров можно отметить полное расформирование Академии наук для создания новой из сугубо политически лояльных элементов. Не скупились коммунисты при этом сотрудничать с бывшими коллаборационистами. Так кресло руководителем легендарных заводов Томаша Бати в Злине стал бывший информатор Гестапо, Иван Голы (чеш. Ivan Holý). С его подачи чехословацкий осколок былой промышленной империи сменил с 1 января 1949 года свое название на „Svit, národní podnik“, а сам город Злин был переименован в Готтвальдов (чеш. Gottwaldov) в честь Клемента Готвальда (чеш. Klement Gottwald), лидера Коммунистической партии Чехословакии. В сентябре того же года был подписан закон «О принудительных трудовых лагерях», в результате чего через разного рода концлагеря прошло более 22 000 священослужителей, оппозиционеров, кулаков, летчиков Королевских ВВС и др. Отличный фотообзор с одного из урановых коммунистических концлагерей был опубликован в ЖЖ.

Последствия для экономики оказались катастрофическими: если в 1948 году Чехословакия по ВВП на душу населения даже опережала Австрию, столь близкую и географически, и культурно, и экономически, то спустя 40 лет коммунистического режима она отставала почти вдвое (данные приведены в долларах США 1990 года):

В результате прихода коммунистов к власти страну покинуло около 200 000 человек, были национализированы все предприятия с более чем 50 сотрудниками, вся участки земли в более чем 50 га. Был разрушена традиционная система хозяйства, упразднена неприкосновенность частной собственности.

Бархатная революция (1989 год)

Оккупация Чехословакии в 1968 году советскими войсками и даже последующая за этим эмиграция 300 000 граждан не сыграла никакой роли в имущественных вопросах: делить и отнимать было уже нечего. Соответственно, изменения принесла лишь уже т.н. Бархатная революция (чеш. Sametová revoluce) в 1989 году. Спустя 40 лет коммунистический режим пал.

В результате ослабления хватки СССР на горле «братских» народов по Восточной Европе прошло падение коммунистических режимов, восстановление единой Германии. Падение режима в Чехословакии было сопряжено с множеством системных изменений, как то восстановление ряда ранее закрытых партий и появление новых, передача имущества своим исходным владельцам, перетряхивание всей системы среднего и высшего образования, приток огромного количества ранее выехавших за рубеж чехов. Отдельно хочу отметить люстрацию, коей очень не хватает многим посткоммунистическим странам для начала новой жизни: в Чехии с начала 1990-х лет была запрещена деятельность в законодательных органах, государственном управлении, юстиции, СМИ, вооруженных силах всех бывших сотрудников Службы государственной безопасности, Народной милиции, функционеров Коммунистической партии.

Именно благодаря возврату чехов в паре с реституцией в Чехии открылось множество современных производств: люди привезли из-за рубежа контакты, технологии, образ мышления. В первую очередь реституция коснулась физических лиц, причем восстанавливались имущественные права по состоянию на момент вступления в силу Декретов Бенеша в 1946 году. Соответственно, в возврате недвижимости отказано всем семьям, сотрудничавшим в нацистами или не имевшим чехословацкое гражданство по состоянию на тот год.

Итого

Я считаю, что реституция сыграла очень положительную роль в формировании новой Чехии. Она заложила фундамент нового среднего класса, который благодаря стартовому капиталу смог основывать фирмы, производства. Безусловно, часть людей не справилось с внезапно на них свалившимся имуществом предков, но львиная доля использовала шанс с умом. Немаловажным является то, что каждый кусок земли, каждый дом получает своего хозяина, а не остается в руках безликого государства — это дает уверенность в том, что здания, доведенные до ужасного состояния бесхозным состоянием, будут приведены в порядок. В Чехии есть даже поговорка: «Нет хуже хозяина, чем государство».

С историей Чехии связано множество дворянских родов, многие из них получили свое имущество. Так род Колорредо-Мансфелд (чеш. Colloredo-Mansfeldové) в 1998 году вернул себе замки Добржиш, Опочно, 68 картин из коллекции замка, 17 000 гектаров леса у Рокицан и в Орлицких горах. Кинские (чеш. Kinští) получили 15 000 гектаров земли и 5 замков (Хлумице-над-Цидлиной, Костелец-над-Орлици, Кост и др.), а также судились по 147 искам с Чехией за остальное имущество в более чем 40 млрд крон стоимости. В подобных реституциях участвовали Дес Фоурс-Вальдерод (чеш. Walderode), Гаррахи (чеш. Harrachové), Зальм-Райффершайд-Райтц (чеш. Salm-Reifferscheidt-Raitz), Кальноки (чеш. Kálnokyové) и многие, многие другие.

Примечательно, что реституция церковного имущества тянулась аж до 2013 года. В сравнении с рядом других посткоммунистических стран, в Чехии церковь полностью изолирована от государства, причем принципиально: власти не выделяют ни кроны денег церквям. Но, с одной стороны, церквям на что-то на до жить, а с другой государству очень не хочется возвращать собственность одному из крупнейших землевладельцев. Так до 2013 года власти были вынуждены выделять деньги на текущие потребности церквей, из раза в раз обсуждать в Парламенте схемы решения вопроса, но ныне всем церквям возвращен их недвижимость стоимостью 75 млрд крон, а также в течение 30 лет будет выплачено 59 млрд крон на остальное имущество, которое по разного рода причинам не может быть возвращено. Среди церквей крупнейшими получателями возмещения стали: Римско-католическая церковь (47,2 млрд), Чехословацкая гуситская церковь (3,1 млрд), Евангелическая церковь чешских братьев (2,3 млрд), Православная церковь Чешских земель и Словакии (1,2 млрд), Апостольская церковь (1,1 млрд). Менее чем 1 млрд получила Силезская евангелическая церковь Аугсбургского исповедания, Чешские братья, Церковь адвентистов седьмого дня, Методистская церковь, Греко-католическая церковь, Федерация еврейских общин, Старокатолическая церковь, Братский союз баптистов в Чехии, Евангелическая церковь Аугсбургского вероисповедания, Религиозное объединение унитариев.